«Шлем относится к коринфскому типу, группе «Гермиона» и датируется первой четвертью V века до нашей эры. Единственный подобный шлем на территории бывшей Российской империи был найден в середине XIX века в Киевской губернии в кургане у села Ромейковка. В греческих городах Северного Причерноморья подобные шлемы ранее не встречались», — приводятся в сообщении слова руководителя экспедиции Романа Мимохода.

Экспедиция Института археологии третий год проводит раскопки некрополя «Волна-1», который находится в 4 км к северу от поселка Волна у подножия горы Зеленская в юго-западной части Таманского полуострова. Это поселение возникло в период позднего бронзового века и было достаточно крупным для своего времени. С VI века до нашей эры и до второй четверти IV века до нашей эры, в период колонизации Северного Причерноморья, здесь существовал греческий полис. За время работы экспедиции исследовали более 600 захоронений жителей этого полиса.

Коринфский шлем стал одним из символов Древней Греции классического периода — именно они изображены на греческой вазописи, на статуе Афины и воинов с рельефов Парфенона, на голове Перикла.

В ту эпоху значительная часть Таманского полуострова входила в состав Боспорского царства – эллинистического государства, располагавшегося по обе стороны Керченского пролива. Собственно греческие полисы занимали территории, как непосредственно примыкавшие к морю, так и в некотором отдалении от него, а за их пределами жили оседлые и кочевые племена синдов, меотов и, возможно, киммерийцев.

В настоящий момент ученые не знают о каких-либо варварских поселениях, существовавших на Тамани синхронно с греческими полисами. Но полисы не были герметичны: их жители вели активную торговлю с местными племенами, и постепенно в их культуру и быт проникали местные традиции.

Об этом свидетельствует, в частности, одна из находок: в 2017 году археологи нашли солонку с греческой надписью, из которой следовало, что она принадлежала жене некоего Ататея. По словам Романа Мимохода, греческая женщина написала бы свое имя, а определение себя через супруга свидетельствует о влиянии варварской культуры.

Сезон раскопок 2018 года начался недавно, но уже были сделаны находки, которые можно назвать уникальными.Археологи обнаружили захоронения воинов-всадников, отличающиеся от найденных ранее. В погребениях, расположенных по внешней стороне некрополя, воины лежат с оружием, а рядом с ними лежат взнузданные кони.

В некоторых могилах на сосудах встречаются граффити с греческими именами. Захоронения совершены по одинаковому обряду и датируются одним временем – предположительно третьей четвертью и началом последней четверти V века до нашей эры.

Первоначально такие шлемы полностью закрывали голову и были похожи на ведро с прорезями для глаз. Шлем полностью защищал голову, но ограничивал обзор по сторонам, поэтому считается, что воины в таких шлемах, как правило, сражались в фаланге и воину не было нужно следить за передвижениями врага сбоку. Позже шлемы стали делать так, чтобы воин имел возможность поднять шлем и сдвинуть назад. Такой возможностью обладали почти все развитые типы шлемов. Верх шлема часто украшали гребнем из конского волоса. Одновременно существовали другие, открытые типы шлемов.

Заведующий отделом классической археологии ИА РАН Владимир Кузнецов считает, что шлем указывает на социальный статус воина. «По всей видимости, это воин, погибший в битве и похороненный не в родном городе, а поблизости от места гибели. Именно поэтому могила представляет собой не склеп, а простое погребение. Шлем свидетельствует о его статусе как полноправного гражданина какого-то полиса, вероятнее всего, одного из боспорских городов, а также об определенном уровне благосостояния», — приводятся его слова в сообщении.

Шлемы являются довольно редкой находкой и встречаются, в основном, в погребениях знатных воинов. Появляются они в погребениях боспорской знати с IV века до нашей эры.

Коринфский шлем из погребения «Волна-1» — это первая такая находка в грунтовых некрополях греческих колоний Северного Причерноморья. По мнению Романа Мимохода, это шлем греческого воина, погибшего в бою. Неизвестно, в какой войне он участвовал — это могла быть завоевательная война Боспора против Синдики — государства, располагавшегося в южной части Таманского полуострова.